История медиации

ТРАДИЦИИ ПРИМИРЕНИЯ В ИСТОРИИ ПРАВА НАРОДОВ РОССИИ

Несмотря на западное происхождение термина «медиация» надо признать, что традиции примирения спорящих сторон как одной из высших форм достижения согласия участниками конфликта являются не чуждыми для народов России, в том числе для до- и внесудебного разрешения споров, даже связанных с тяжкими преступлениями, ныне подлежащими уголовному преследованию. 

Еще Псковская Судная грамота в ст.80 предусматривала возможность примирения сторон  - «решение да миром» в случае драки в формулировке «промеж себе прощенье возьмут», вследствие чего преступник освобождался от наказания. Возможность решать дело миром предполагалась и на завершающей стадии процесса, когда в случае мировой сделки пошлины уплачивались в повинном размере, а штраф в пользу князя в данном случае не уплачивался, ответственность не наступала и наказание не устанавливалось: «толко прощение возьмут, ино приставом по 3 деньги, а князю продажи нет» . Судебник 1550 года допускал примирение сторон до начала «поля» - судебного поединка, организация которого облагалась особой пошлиной: «А досудятся до поля, да не став у поля, да помирятся, и боярину и дворецкому, и казначею, и дьяку……пошлин полевых не имати» . Между тем, в случае деяний, предусматривающих смертную казнь, примирение исключалось. Так в ст.8 Судебника 1497 года было установлено: «А доведут на кого татбу, или разбой, или душегубство, или иное лихое какое дело, и будет ведомо лихой, и боярину того велити казнити смертною казнью…», где под «лихим делом» понималось любое деяние, посягавшее на государством установленный порядок, а «ведомо лихой человек» являлся рецидивистом .

О примирении говорилось и в Соборном уложении 1649 года, где, в случае разрешения спора до начала процесса истцы и ответчики должны были представить суду «мировые челобитные за своими руками» (т.е. подписью). 

В законодательстве Петра I (Артикул Воинский) также предполагалось примирение по частному обвинению: «Ежели невинной супруг за прелюбодеющую супругу просить будет, и с нею помиритца…. то мочно наказание умалить» ;

Законодательство Екатерины II предполагало примирение по категориям дел, подсудным Совестному суду, впервые в российской истории права допуская возможность участия посредников ; 

Значительное развитие примирительные процедуры получили с введением волостного суда в результате крестьянской реформы 1861 года на основании «Общего положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости», где в ст.7 было регламентировано «…судьи по выслушивании тяжущихся сторон стараются склонить их к примирению. Если стороны примирились, то должны в то же время объявить, что одна уступает или чем вознаграждает другую и каким образом должно последовать удовлетворение». Позже, по Уставу 1864 года о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, примирение допускалось в случаях, установленных статьями 18 и 19 за совершение следующих преступлений: кража, мошенничество, присвоение чужого имущества между супругами, против чести и прав частных лиц….». Также и в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года в качестве одного из оснований прекращения судебного преследования в отношении обвиняемого было также установлено примирение с обиженным (п 3 ст 16). Примирение допускалось по делам частного обвинения «при посягательствах на права известного частного лица без особого посягательства на безопасность общества» (см. 2). Примирение с обиженным было предусмотрено и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года в качестве условия, устраняющего наказуемость, но требовавшего «изъявления воли потерпевшего» ;1. 
      Помимо институализированных подходов к примирению сторон конфликта, нашедших отражение в исторических источниках права, особое значение в разрешении спорных ситуаций несло крестьянское общинное правосудие, сформировавшее так называемое «обычное» право. Реформа 1861 года привела к созданию системы крестьянского самоуправления, в основе которого находились сельский сход и сельских староста, а венчал ее волостной суд, ставший механизмом реализации норм обычного права. В ведение волостного суда входили все споры и тяжбы до 100 рублей как движимого, так и недвижимого имущества в пределах крестьянского надела, дела о наследстве, опеке, займах, обязательствах, а также маловажные проступки по уголовным делам, порожденные самой деревенской действительностью и наиболее часто возникавшие в крестьянской среде. В решении большинства дел суду разрешалось руководствоваться не существующим законодательством, а местными обычаями. Такой подход к правосудию служил соблюдению социальной справедливости, порой идущей вразрез с имперским правом. Так, сельский сход порой шел на сокрытие преступлений, если они были совершены единственным мужчиной в семье под предлогом его сохранения в домохозяйстве как кормильца при условии взятия правонарушителя на поруки самой крестьянской общиной.
      Важную социальную роль процедуры примирения, проводимые, в том числе с участием членов общины, играли у народов Кавказа и Средней Азии, где они являлись способом предупреждения дельнейшей эскалации насилия (кровной вражды)  в случае причинения ущерба представителю той или иной семьи или этнической группы: «суд мазалим» или «диван справедливости» у таджиков; «аталычество» - обычай воспитания ребенка пострадавшей стороны у абхазов или «маслаат» («маслиат») как свод традиций примирения с участием посредника в Дагестане и у ряда северокавказских народов. 

ФОРМЫ ОБЩЕСТВЕННО-ТОВАРИЩЕСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА В СССР

В СССР существовал механизм реагирования на правонарушения и проступки, наносящие вред обществу посредством воспитания методом убеждения и общественного воздействия – товарищеский суд – являвшийся выборным общественным органом, существовавшим на уровне поселка, села, домоуправления, улицы, предприятия (на крупных предприятиях – цеха), коллективного хозяйство. Товарищеские суды выступали общественными выборными органами, дополнявшими государственные судебные органы. Задачей товарищеского суда являлось содействие  «…..воспитанию граждан в духе коммунистического отношения к труду, бережного отношения к социалистической собственности, соблюдения правил социалистического общежития, развития у них чувства коллективизма и товарищеской взаимопомощи, уважения достоинства и чести советских людей» .,  ,  ,  ,  ,  .  Товарищеские суды являлись общественно-товарищеской формой судопроизводства, которое регулировалось процессуальным законодательством Союза ССР и союзных республик. Суд образовывался по решению общего собрания трудового коллектива или исполнительным комитетом по месту жительства населения, при этом  его число и состав определялись путём открытого голосования. Срок работы одного состава товарищеского суда не превышал двух лет, а члены товарищеского суда работали на общественных началах.

В задачи товарищеских судов входил разбор дел о нарушениях трудовой дисциплины, несоблюдении требований по охране труда, о недоброкачественном выполнении работ, о мелком хищении государственного и общественного имущества, мелкой спекуляции, оскорблениях, административных нарушениях, распитии спиртных напитков в общественных местах и т.п., об имущественных спорах между гражданами на сумму до 50 рублей при согласии участников спора на рассмотрение дела в товарищеском суде. Товарищеский суд имел право применить к нарушителям следующие меры: обязать принести публичное извинение, объявить товарищеское предупреждение, общественное порицание или общественный выговор, наложить денежный штраф до 50 рублей и т.д. При рассмотрении дел о нарушителях трудовой дисциплины (прогулах, опозданиях, преждевременном уходе с работы) товарищеский суд был вправе поставить перед руководством предприятия вопрос о переводе виновного на менее оплачиваемую работу. Товарищеский суд обладал полномочиями привлечь правонарушителя к уголовной или административной ответственности, передавая материалы соответствующим органам. Между тем, характерной чертой товарищеских судов была значительная акцентуация на следовании доминирующей идеологии и активное клеймение лиц, чьи проступки ими рассматривались